Город

В прошлом города редко строились на пустом месте. Замок, монастырь, крепость служили ядром, вокруг которого селились люди, вырастал город. Но сейчас все чаще возникают новые города там, где этого требуют развитие промышленности или административная надобность. У нас вновь выросшие города насчитываются многими десятками.
Всякий город — живой организм. Он усложняется, старое ядро обрастает новыми кварталами, районами. В составе некоторых появляются города-спутники.
Города непохожи один на другой. Каждый человек не просто живет в своем городе, он его любит, как свой дом. Он гордится своим городом, его неповторимым лицом. И каждый новый город, посещенный нами, радует нас новизной впечатлений.
Как мы обнаруживаем его своеобразие — ведь город одним взглядом не охватишь?
Почти все города имеют центр. В нем расположены здания, нужные всему населению, самые видные, красивые. От центра
идут радиальные магистрали — дороги в другие города. На них раньше строились местные богачи. Центр охватывали кольцевые улицы. Кривые переулки заполняли промежутки между ними, там селились люди попроще.

Дальше от центра возникали слободки, когда-то населенные ремесленниками и беднотой. Примером такой застройки могла еще недавно служить Москва. Позднее окраины застраиваются новыми районами, старые реорганизуются, благоустраиваются. Градостроители упорядочивают планировку, устраняют путаницу улиц и переулков. Более молодые города планировались по прямоугольной сетке. Есть и такие, планировка которых обусловлена особыми условиями местности, ее рельефом или расположением на берегу моря, реки, возле гор.
Чтобы увидеть лицо города, понять его своеобразие, надо пройти от центра к окраинам. Тогда увидишь разные ступени прошлого, наслоения нового, его связь с окружающей местностью. Постепенно у тебя сложится общий образ города. Архитектурно-композиционное строение города воспринимается в движении, нарастая, складываясь в общее представление.
Мы в студии часто ходили в такие экскурсии. Одна из них — от Дворца пионеров на Фонтанке по Невскому. Впереди сияет золотой шпиль Адмиралтейства, а слева раскрывается площадь Островского. В центре ее — величавый, праздничный театр имени А. С. Пушкина (бывший Александрийский), по сторонам — Публичная библиотека и садовые павильоны Дворца пионеров. За театром улица, названная именем зодчего Росси, и полукруглая площадь.

Все это главная часть классического ансамбля, воздвигнутого этим архитектором, одно из высших его достижений.
Перейдя Садовую улицу, проходим вдоль двухъярусной аркады Гостиного двора и вправо от себя видим еще одно создание Росси — Русский музей, центр другого его ансамбля.
Еще квартал — и перед нами чудо из чудес — Казанский собор А. Н. Воронихина. Колоннада полукольцом охватывает площадь с фонтаном и памятниками Кутузову и Барклаю де Толли. Идем под колоннами, и при обходе собора непрерывно развертывается немая «музыка» чарующей архитектуры.
Дальше гранитные берега канала Грибоедова. После шумного Невского проспекта здесь тихо и уютно. Показался Банковский мостик, повисший на цепях, которые держат в клювах златокрылые грифоны. И снова чудо: на изгибе канала выгнулась ограда из ажурных арок. Сквозь нее видна подкова служебных помещений (кладовых) бывшего Ассигнационного банка (ныне Финансово-экономический институт) с большими окнами в арках. Парадный фасад банка выходит на Садовую, с канала он не виден. Там подкова заканчивается двумя нарядными флигелями, подобными древнеримскому храму. Между ними за строгой оградой высится главное здание, когда-то соединенное с кладовыми двумя открытыми галереями. Лет сто тому назад галереи были застроены, над двумя этажами служебных помещений надстроен еще третий. Это было время варварских перестроек многих замечательных произведений архитектуры, но гениальный замысел Дж. Кваренги и сейчас виден в смелой композиции, в точном и изысканном ритме арок и полукружия подковы, в контрасте их прямым линиям главного здания.


По каналу идем к улице Дзержинского, среднему из трех лучей-дорог, расходящихся от Адмиралтейства на восток (к Петрокрепости), на юго-восток (к Москве) и на юг (на Киев).
Дальше канал прихотливо изгибается вправо и влево, берега видны сквозь строй тополей. Снова шедевр — нарядный Никольский собор, памятник архитектуры барокко, созданный С. И. Чевакинским. Через Театральную площадь сворачиваем на Мойку. Здесь меньше движения; город приближается к морю. На берегу реки высятся мощные стены и арка Новой Голландии, построенные Валлен-Деламотом. На фоне вечернего неба видны корпуса и краны Адмиралтейского завода. Мы подходим к концу маршрута.
Были другие экскурсии — мимо Инженерного замка, через Марсово поле к набережной Невы. Ходили в новые районы Ленинграда, застроенные высокими домами с большими окнами.


И в других городах можно найти увлекательные маршруты архитектурных прогулок — сколько их нам пришлось пройти в своих путешествиях…
Идя по городу, ты увидишь, как чередуются здания, разные по форме, размерам, композиции, как разделяются они садами, как открываются уходящие от перекрестков вправо и влево перспективы улиц. Если город пересекается рекой, это всегда сказывается в его планировке. На берегу моря или озера возникает береговой фасад города, возможно, наиболее парадный.
В городах, расположенных на горных склонах, дома громоздятся над домами, между ними не застроенные участки превращены в сады и парки, видны скалы. Если такой город невелик, его видишь сразу. Он живописен даже при скромной застройке.
Вот строки из литературного описания такого города: «…этот город напоминает дерево, гнездо, улей, виноградник, этажерку, стену, увитую плющом. Он напоминает один разросшийся этажами, флигельками, надстройками и галереями дом, как каждый его дом по-своему город… Вы не можете быть уверены, что в доме этом не прибавится еще балкончик, или еще лесенка, или еще чердак у чердака…»
Планировка городов — дело градостроителей, особого отряда архитекторов.
Вокруг городов обычно создаются обширные лесопарки («зоны отдыха»), вдоль дорог — фруктовые и декоративные насаждения. Организацией пейзажа занимается ландшафтная
архитектура.
Старые здания и ансамбли, представляющие художественную ценность, охраняются государством, их реставрация поручена специалистам. В Таллине и во многих других старинных городах целые районы сохраняют былой облик. Создаются заповедники-музеи под открытым небом, куда свозят наиболее интересные постройки сельской архитектуры.
Профессия строителя — одна из старейших и почетных. Сохранились имена архитекторов древнего Египта, Греции, Рима.

Добавить комментарий