Изображение интерьера


Интерьер почти всегда изображается пространственно (кроме тех случаев, когда рисуются одно окно или часть стены и пространство берется очень неглубоким), а тут и начинаются серьезные трудности. К примеру, ты задумал нарисовать комнату, глядя на нее вдоль одной из стен. Ты заметил, что линия пола у стены кажется наклонной, и в рисунке смело изображаешь дальний ее край выше ближнего. Но если нужно рисовать и верх стены, возникают затруднения. Маленькие дети рисуют его параллельно нижнему краю. Их комната выглядит так, будто сняли потолок и смотрят откуда-то сверху. Но и ты, наверное, задумаешься над тем, на сколько нужно опустить дальний край потолка, чтобы изобразить пространство таким, как ты видишь его, находясь в комнате. С помощью рамки-видоискателя все линии основания стены, ее верха ты найдешь. Сложнее заметить ракурс, то есть на сколько эти линии сократятся в глубину.
Сокращение размеров в глубину (ракурс) открывает великолепную возможность вместить в картины значительно большее пространство, чем при плоскостном изображении. Когда эта возможность была осознана, художники буквально упивались ею. Даже там, где не требовалось, в картину помещали удаляющиеся стены, дороги, людей изображали в подчеркнутых ракурсах, резких поворотах.
Расчет глубины, третье измерение… Как к нему подобраться?
Помогает переключение глаза на плоское видение. Ты сравниваешь в натуре расстояние по горизонтали с высотами, как будто перед тобой готовый рисунок на бумаге. А если хочешь знать математическое основание изображения глубины, проще всего понять его на рисунке шахматной доски, лежащей горизонтально, параллельно нижнему краю рисунка. Обрати внимание: глубина клеток на доске сокращается вдвое быстрее, чем ширина.
С помощью построения можно определить в рисунке не только глубину помещения, но место и размеры ковра, стола, стульев, шкафа. Для этого нужно нарисовать на полу клетки, как на шахматной доске.
Если ты станешь рисовать комнату, глядя на нее не вдоль стены, а под некоторым углом к ней, и тебе будут видны не три, а только две стены, обе они будут сокращаться, для каждой найдется на горизонте своя точка, куда будут сходиться все горизонтальные линии на стенах и параллельные каждой из этих стен.
Любопытный случай: если ты нарисуешь круг, лежащий в стороне от главного луча зрения, например, на ковре, лежащем на полу, его перспективное изображение будет эллипсом, у которого оси наклонены. Но если ты вздумаешь использовать этот круг как основание колонны, круглой печи, эллипс придется выпрямлять, иначе твоя колонна покажется стоящей на кривом основании. Перспектива не всегда права. Художники это давно заметили, в своих изображениях частенько отступали от ее правил. Внимательно рассмотри знаменитую фреску Рафаэля «Афинская школа», ты увидишь, что в ней художник ввел не один уровень горизонта, а несколько. Это ему понадобилось, чтобы лучше выразить глубину архитектурного фона. А великий Микеланджело в росписи плафона Сикстинской капеллы, в композиции «Опьянение Ноя» применил несколько уровней горизонта, чтобы выразительнее передать сложное содержание изображенной сцены. Я рассказываю об этом не для того, чтобы ты сказал: «Зачем же тогда изучают перспективу, если ее приходится обходить?» — Нет, изучать и применять ее нужно, ты сам убеждался не раз, что она дает нам в руки средство для изображения объема и пространства. Но нет правил без исключения. Английский писатель Бернард Шоу говорил: «Золотое правило — не иметь золотых правил». Большая часть «нарушений» перспективы объясняется желанием художников внести в живопись ощущение времени, движения. Ведь перспектива сама такой возможности не дает. Все случаи обхода правил перспективы художниками делаются так незаметно, что если не покажешь, то зритель их не увидит.
Перспективу ты одолеешь. Потом захочется передать свет, вливающийся в окна, и тени, ложащиеся на пол и стены. Новые трудности могут озадачить. Ты сразу увидишь, что из всех стен самой темной будет оконная. Боковая стена освещена сложнее— немного отступая от угла у оконной стены расположено самое освещенное место, затем свет постепенно меркнет (помнишь: сила света обратно пропорциональна квадрату расстояния от источника света?). Ровнее освещена стена против окон.


От окон расходятся светлые трапециевидные полосы, а между ними, вдоль оконной стены и по углам, лежат тени. Светлые полосы ложатся одна на другую, перекрещиваются. И опять — чем дальше от окон, тем свет слабее.
Но все это только самые первые и приблизительные наблюдения. В комнате освещение осложняется рефлексами. От потолка отраженный свет падает на стены (особенно заметно на темную стену) и пол. Пол тоже отражает свет на все вокруг, а освещенные стены в свою очередь — на затененные стены, потолок, пол. И еще прибавь к этому контрасты.
И это не все: здесь также проявляется воздушная перспектива. Все темное на расстоянии будет светлеть, все светлое — темнеть, по мере удаления различие между ними слабеет. Все это прекрасно передал Г. Сорока в картине «Кабинет в Островках».
Сказанное доказывает сложность работы над интерьером. Сложность зависит еще и от характера интерьера. Непросто рисовать и писать лестницу, помещения, перекрытые сводами, стены, прорезанные арками.
Пока разговор шел о правилах и порядке рисования интерьера. Но ведь в рисунке или в живописном произведении нужно добиваться не одной только верной передачи того, что мы видим. Интерьер — жанр искусства, и каждое изображение помещения должно выражать наши чувства по отношению к нему.
Как почувствовать настроение, «наполняющее» его? Что в интерьере вызывает это настроение — обстановка, свет, вливающийся в окна и меркнущий в глубине и в углах, формы архитектуры или сочетание цвета в предметах, в помещении? Рецепта здесь нет, а между тем понять источники чувств — значит найти ключ к выражению их в рисунке. Во всяком случае ты должен подумать над тем, что следует подчеркнуть, а что стушевать, ослабить и как для этого лучше использовать перспективу и освещение.
Рисование помещений в зданиях парадной архитектуры требует особой точности, строгого соблюдения пропорций, передачи тонких, гармоничных отношений. Часто приходится видеть, как ребята, не понимая важности композиционных тонкостей архитектуры, все внимание устремляют на изображение отдельных деталей. Колонны, пилястры, лепные украшения перерисовываются порознь да еще без должного внимания к отношениям ширины и высоты. При этом не учитываются размеры промежутков, гладких поверхностей между колоннами, расстояний между окнами и всего, что неопытный рисовальщик считает неважным. В итоге строгая музыкальность пропорций, гармония нарушена. Как в музыке фальшь заставляет человека затыкать уши, так и ошибки в передаче стройности и связи всех частей архитектуры невыносимы для развитого глаза. В рисунках зданий современной архитектуры, свободной от колонн и лепнины, также заметны ошибки в пропорциях, в соотношении частей. Без достаточной подготовки за рисование подобных помещений не стоит браться.


Что касается композиции, то хочется здесь, как раньше в беседах о работе над пейзажем и натюрмортом, предостеречь тебя от строго симметричного построения рисунка. Выбирай такое место, такую точку зрения, при которой ни угол, ни середина стены не приходятся прямо против тебя. Что за интерес сидеть носом в угол или упершись глазами в середину стены? Симметричный рисунок часто вызывает скуку. Точно так же нужно избегать такого положения горизонта, при котором стена делится на две равные части по высоте. Нехорошо, когда пол и потолок в рисунке равны по площади.
Живопись интерьера, понятно, имеет дополнительные сложности. Не только окраска стен, пола, предметов в комнате, но и освещение и рефлексы создают сложную цветовую картину. Прежде всего нужно определить окраску света, падающего из окон. Он может быть очень разным: холодным, голубоватым от цвета неба, золотистым или розоватым от солнца; зеленоватым от деревьев и любым в зависимости от окраски освещенных солнцем построек за окном. Трава и песок отбрасывают свой отсвет на потолок и стены комнаты.
Холодный тон освещения вызывает теплые тени, теплый, наоборот,— охлаждение цвета в тенях. Из всего этого следует, что даже ровно окрашенные плоские поверхности в комнате выглядят совсем не одноцветными. Если же поверхности не плоские, а вогнутые, выпуклые, складчатые — и говорить нечего о ровном цвете. Приходится прибегать к сложной разработке, к поискам особого цвета для каждого мазка краски. В этой сложности заключены трудность и особая прелесть работы над интерьером.
Однако и здесь подход к живописному решению может быть разным. Вспомни, что говорилось о живописи натюрморта. В интерьере также одного привлечет передача пространства, другого — игра цвета, вызванная освещением, рефлекса¬ми и контрастами, третьего — воспроизведение разнообразных материалов в самой комнате и в вещах, наполняющих ее, или свет, выхватывающий отдельные предметы и прячущий остальное в сумраке теней.

До сих пор наш разговор шел о рисовании и живописи интерьера с натуры. Сочинение его, изображение воображаемого помещения близко к архитектурному творчеству. Оно тебе понадобится в тематической композиции, в которой действие происходит внутри помещения. Но и само по себе изображение его увлекательно. Ты становишься «сценаристом»: решаешь, каким будет это помещение, кому оно принадлежит. Ты расставляешь мебель, развешиваешь занавесы, окрашиваешь стены, придумываешь освещение. В твоей власти все. Такая работа напоминает задачи театрального художника. Разница только в том, что ты сам — и автор постановки.
В искусстве известны имена художников, которые создали интереснейшие интерьеры. Один из них — Д. Б. Пиранези. Его офорты замечательны силой фантазии художника и великолепным композиционным построением.
Рисуй помещение, связанное с интересным человеком. Создать образ яркий, впечатляющий, врезающийся в память,— вот наша цель. Вспомни, как Гоголь описывает жилище Собакевича: «…все было прочно, неуклюже в высочайшей степени и имело какое-то странное сходство с самим хозяином дома… Стол, кресла, стулья, все было самого тяжелого и беспокойного свойства, словом, каждый предмет, каждый стул, казалось, говорил: и я тоже Собакевич! или: и я тоже очень похож на Собакевича!»
Тебе нужно выделить главное, а второстепенное отодвинуть, стушевать. Сделать это поможет свет. Умело организованный, распределенный, оправданный условиями помещения, он творит чудеса. Но прежде нужно ясно представить план, внутренний объем помещения, членения его выступами и впадинами, характер перекрытия, дверные, оконные проемы. Неплохо склеить из плотной бумаги макет. В нем можно попробовать освещение через окна, открытые двери или внутреннее, искусственное (лампочкой от карманного фонаря).
Окна важны не только для освещения здания, они служат связью с окружающим пространством. То, что видно в окно,— источник разнообразных впечатлений, средство осознания простора за пределами помещения, пространства, которое может быть освоено, исследовано… Такое чувство необходимо человеку, оно питает его инициативу, призывает к действию. Ведь не только путешествие, но и простая прогулка манит нас тем, что удается в ней узнать, увидеть, почувствовать. Даже беседка, терраса, балкон подкупают нас прежде всего видом оттуда. Итак, перед тобой еще одна область архитектурного и изобразительного творчества. Даже если ты и не думаешь стать архитектором, все же стоит испытать жанр интерьера — он принесет тебе немало удовольствия.
Если же мечтаешь о работе архитектора, нужно упражняться в объемной композиции из глины, дерева, пенопласта, в конструировании из бумаги, придавая своим работам вид, напоминающий архитектурные сооружения. Эти работы разовьют у тебя чувство пространства, дадут свободу в комбинировании различных объемов.
Кое-где организованы занятия школьников архитектурным творчеством, например, в Москве (в Доме архитектора, в Архитектурном институте), Ленинграде, Минске, Ереване, Горьком. Ребята участвовали в международном конкурсе «Архитектура и природа». К сожалению, не все ребята могут найти помощь специалистов, поэтому мы и включили разговор об архитектуре в нашу книгу. Надеемся, что это позволит заняться архитектурой и самостоятельно.
В первых опытах архитектурного проектирования возможны неудачи. Не огорчайся, считай их разведкой боем. Твои проекты помогут выяснить, в чем трудности, чему следует поучиться. Ищи, всматривайся, зарисовывай, снова берись за преодоление задач, добивайся успеха, и он придет.
Если после упорного труда станешь архитектором, ты, конечно, не пожалеешь: ведь тебе строить города и здания будущего.

Добавить комментарий